Украинский Астрофорум

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Движок форума обновлен!

Автор Тема: Через одно место (нф рассказ)  (Прочитано 2213 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Андрей-Чечако

  • Newbie
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
Через одно место (нф рассказ)
« : 25 Март 2012, 17:25:36 »

В наш век тяжело кого-либо удивить любым началом рассказа независимо от тематики: то кто-то бежит, то кто-то идет, а то кого-то и убивают… Но в праздник Восьмого марта, который прижился в странах бывшего Союза, хотелось бы начать рассказ с чего-нибудь приятного и радостного именно для женщин. Поэтому из всех интересных вариантов я выберу такой: наше главная героиня имела очень приятное продолжительное соитие с мужчиной, которого сильно любила. К сожалению, его чувства были несколько иными.

Хочу отметить, что закончится рассказ тоже классически – то есть тем же, чем начался, только немного не так, по-другому. И если вас в рассказе заинтересовала не конкурсная тема, в которой обязательно должна присутствовать космическая станция и «Ад кромешный…», можете сразу посмотреть концовку, она будет под тремя звездочками, однако, удовлетворившись, как наши герои, вы рискуете так и не узнать, что было в промежутке.

Между тем, на большом диване в просторной комнате отдыха при кабинете молодого профессора физики Амилахвари, в Сколково, долгое и приятное, но изрядно утомительное действие подходило к концу. Ему казалось, что она тоже устала от однообразия и не против легких экспериментов, но он ошибался. В очередной раз попытавшись слегка изменить классическое представление русской женщины о возможностях ее тела, профессор был решительно остановлен и возвращён в прежнее положение. Коротко разочарованно вздохнув, он увеличил темп, дождался жаркого и бурного оргазма у женщины и, слегка взрыкнув, как молодой лев, закончил процедуру.

После того, как они прилегли рядышком, и она начала поглаживать черные вьющиеся волосы на его груди, между их астральными телами произошел краткий обмен информацией:

«Ах, как хорошо», – думало ее астральное тело. И слезы радости и благодарности трепетали в уголках ее влюбленных глаз.

«Я не хочу себя ни в чем ограничивать!» – решительно шептало его астральное тело. А может быть, и не астральное. Но, как это часто бывает, плотские переживания женщин нам кажутся более возвышенными, чем похотливые требования мужчин.

Профессор думал об их связи, которая, по его мнению, не могла не начаться: он, гениальный физик, и она – прекрасный биолог, кандидат наук и просто красавица, проводили вместе столько времени, что невозможно было и вообразить иного варианта развития событий, кроме того, который заканчивался в постели!

Она же думала о том, как много отдала ради этой работы, ради него. Взялась за тему, которая настолько отвлечена от ее научных интересов, что и представить себе невозможно, ради мечтаний этого темноволосого красавца. И она добилась результатов. Во всех смыслах.

Прошло еще несколько минут, совсем немного, и диван перестал быть уютным и удобным, по остывшим телам легким холодным дыханием пробежался сквознячок, и они заторопились на совещание.

Тема совещания была не шуточная: через два месяца в расписании Большого Адронного Коллайдера открывалось окно, и сегодня должен был решиться вопрос о финансировании их опытов на этом дорогом комплексе. Бывший генерал из оборонки, привыкший всегда лично контролировать, «с кем и где», как он в шутку выражался, нетерпеливо ждал объяснений.

Нетерпеливо не потому, что тема научных опытов была ему близка, а потому, что с этого «рая» он не получит… ну ничего не получит! Деньги должны уплыть за границу, к неизвестным ему подрядчикам, попытка загнать средства через собственную фирму-«проставку» ни к чему не привела, так что генерал торопился побыстрее начать и закончить совещание, чтобы укатить в недалекий лесок на рыбалку, до которой был очень охочим.

- Вопрос серьезный, деньги большие, так что давайте по старшинству и коротко!

Сидящие за конференц-столом двадцать человек переглянулись, и молодой профессор Амилахвари отрывистыми фразами обрисовал ситуацию:

- Мы хотим совершить космическое путешествие к близлежащей солнечной системе, в которой обнаружены планеты. Но сделать это не с помощью космического корабля, а с помощью нанотехнологий.

При слове «нанотехнологии» генерал непроизвольно кивнул, поймал себя на этом и насупил бровь.

- Зачем нужен ускоритель частиц и какое отношение имеют к космосу нанотехнологии?

- Мы собираемся с помощью коллайдера сделать дырку в пространстве и впихнуть туда нанороботов.

- Ясно.

Конечно, генералу было совсем непонятно, зачем делать эту дырку и что-то в нее впихивать, но решение было принято на самых верхах, и ему бы не хотелось, чтобы кто-то сообщил «туда» о слишком настойчивых расспросах с его стороны. Живешь сам – дай пожить другим.

- А с этими нанороботами что?

Все посмотрели на кандидата наук Митрову, по совместительству – нашу главную героиню.

- Нам удалось…

И наша белокурая красавица-биолог, только набрала воздух, чтобы рассказать о выдающихся достижениях в наноробототехнике, как ее любовник прервал ее словами:

- Там тоже все в порядке.

Он не хотел ее обидеть. Он просто знал правила игры и понимал, что так уж случилось, что хоть все делалось под прикрытием такой нужной силы из четырех букв, обозначавшей маленький размер, но в данном случае все это «нано-» было прицепом к его теме космических путешествий в обход старых пердунов из «Роскосмоса».

А она обиделась, каким-то чудом осознав, что прицепом была не только приставка «нано-», но и она сама. И эта обида умной и целеустремленной женщины привела к катастрофическим для него последствиям как здесь, на Земле, так и… в десяти световых годах отсюда.

Группа молодых биологов, которая работала под руководством Екатерины Митровой, долго спорила о том, какова вероятность успеха миссии. Нанороботы спокойно приживались в метановой среде, искусственно созданной в лаборатории, производили из нее различные собственные модификации, но шансов на то, что физикам удастся проколоть пространство таким образом, что рой роботов попадет в метановую среду спутника далекого газового гиганта, было крайне мало.

Задача у малышей была предельно простая – попытаться создать маяк, напитать его энергией и послать сигнал на Землю. Теоретически на это должно уйти около тридцати лет вместе с дорогой сигнала обратно.

Но эта простая задач не устраивала Катю и ее молодых коллег. Пользуясь тем, что их тема была «паровозом» и прицепом одновременно, они пробили хорошее финансирование, притом, что в их дела никто серьезно не лез. Да и количество людей, способных понять, чем они занимались, на всей планете не превышало двух десятков.

А задумали они, ни много ни мало, послать в космос самих себя.

Роботы должны были построить инкубаторы и вырастить их копии там, у далекой звезды.

Однажды Катя привела своего коллегу-любовника к себе в лабораторию, усадила его в специальное кресло и напялила на его голову шлем.

- Вот теперь, я буду знать о тебе все!

Он с опаской посмотрел на нее, и она улыбнулась:

- Теоретически, мы можем скопировать всю твою память.

- И что? Ты будешь знать, о чем я думаю?

Но, к сожалению, этого сделать Катя не могла. Хотя с некоторых пор – после того совещания – она знала, о чем он уж точно не думает.

Чтобы узнать его мысли, надо было быть им самим, и мозг должен был в точности копировать мозг владельца мыслей. Они не изобрели аппарат по чтению мыслей, они изобрели аппарат, который мог эти мысли восстановить на полностью идентичный мозг. Мозг в теле, которое должно было быть построено нанороботами за много миллиардов километров отсюда.

Посылая далеко от Земли нанороботов, наши космические путешественники ничего не теряли. Какова бы ни была судьба их двойников – эта судьба будет там, далеко. И по прошествии двух-трех десятков лет после эксперимента, когда можно было ожидать сигнала отправленных с далекой звезды, они не вздыхали с тоской, когда их спрашивали об этом проекте, а просто пожимали плечами, занятые совсем другими делами.

Как вы уже могли догадаться, цепь невероятных событий там, у далекой звезды созвездия Эридана привела к тому, что маленькие паршивцы с приставкой «нано-» смогли найти метан, построить станцию и вырастить клонов. Более того, память тоже прижилась. Прошло, права, не двадцать лет, а всего лишь два года. Так уж случилось, что прокол пространства произошел у разлома, богатого на различные минералы, в том числе и на углеводроды.

Космическая станция на спутнике тамошнего Юпитера, весьма схожем с нашей Европой, через три года наполнилась щебетанием птиц и шелестом листьев оранжереи. Плоды созревали на тонких ветвях, падали и гнили, пока их не могла сорвать ничья рука, а потом однажды раздались шлепки босых ног по пружинящему полу, и с двух разных сторон в оранжерею вошли обнаженные женщина и мужчина, остановились и посмотрели друг на друга.

Они еще не совсем пришли в себя, но кое-что смогли оценить: мужчина был невысокого роста, со светлыми волосами и серо-голубыми глазами. На его тонких чертах блуждала улыбка.

Женщина была стройной брюнеткой с легким пушком над верхней губой и темными, почти черными, глазами.

- Вы просто красавица, профессор! – сказал блондин.

Женщина посмотрела вниз, увидела темные соски торчащих в стороны небольших грудей, ее руки рванулись ниже… Нельзя сказать, что они совсем ничего не нашли, но явно они не нашли главного.

Профессор Амилахвари, а это был именно он, не обнаружив своего мужского детородного органа на нужном месте, закричал и забегал по оранжерее. И на эти крики пришли другие обитатели космической станции, и с удивлением посмотрели на незнакомую пару. Блондин весело хохотал, пока брюнетка бегала по кругу, пытаясь прикрыть срамные места листьями салата.

А в это время, на нашей планете, у нашей героини стали происходить заметные перемены к лучшему: коллайдер отработал нормально, проект закрыли, и в сухом остатке оказалась не физика, а биология.

Ну что там физика? Сегодня одна теория, не имеющая никакого практического применения, завтра – другая. По сути, все, что не касается связи и энергонезависимости, никому в физике не интересно!

А вот медицина, здоровье свое и деток, рождение их – это да! Сама Катя и ее коллеги, оказались на гребне волны со своими идеями. И хоть никто не дал им эксперементировать с клонами – уж очень фантастическим оказались их идеи для инвесторов (да и вообще, этой темой занимаются совсем другие люди, живешь – дай пожить другим). Но нанороботы, которые умеют собирать нефть, весьма сильно заинтересовали крупные нефтегазовые компании, теперь их вводят в скважины, и они чистят их, прокладывая протоки в окружающих породах, через которые нефть и газ просачиваются в трубы.

Катя зарабатывает много денег, у нее появилась коммерческая хватка. Она уже давно не встречается с профессором, периодически ее видят с разными мужчинами, в основном, смазливыми мальчиками-актерами из мыльных опер. Детей у нее двое – обе девочки.

Хуже судьба сложилась у нашего профессора. По завершении проекта он, вместо того, чтобы пожать всем руки и придумать что-то новое, тем более, что все стороны остались довольны реализацией средств, закатил истерику непризнанного гения, требуя продолжения проекта, в результате чего очутился в закрытом городе деканом физического факультета.

Жизнь его, перекосилась не только на работе, и теперь для тех, кто терпеливо дочитал наш рассказ до конца…

***

Профессор проснулся от жуткой головной боли. Кто-то сопел ему на ухо. Глаза никак не хотели открываться, а когда он, наконец, разлепил их, то увидел незнакомый потолок с еще более незнакомой люстрой. Его мутило, знобило, било и перетряхивало. Он чувствовал себя отвратительно. В голове плыл туман, и он долго не мог вспомнить, где он и что вчера было. Был коньяк, был виски, потом была водка. Потом было пиво. Какие-то незнакомые люди, какой-то прокуренный бар.

Все его тело было разбито, но еще больше его беспокоили странные ощущения внизу. Он пощупал себя там и обнаружил себя голым. Внизу болело везде.

Профессор повернул голову вбок, в ту сторону, откуда раздавалось дыхание, увидел кого-то, укутанного одеялом с ног до головы, и облился волной холодного ужаса.

Поверх одеяла он увидел большую руку, украшенную обручальным кольцом и поросшую черным кавказским волосом.

Уж в этом профессор никак не мог ошибиться!
Записан